Под знаком молота книга

Магнус Чейз и боги Асгарда. Молот Тора | Рик Риордан | trend-hotel.info - читать книги онлайн бесплатно

под знаком молота книга

Цепляться за Алекс я остерегался. Вдруг еще в знак протеста отрежет мне голову, или, обернувшись гепардом, укусит, или предпочтет еще что-нибудь . ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И МОЛОТА: КОСИ И ЗАБИВАЙ! ПОД ЗНАКОМ СЕРПА И Из книги Кризис и знаки зодиака автора Попов Александр. Под знаком. Читать онлайн книгу «Молот ведьм» автора Константин Образцов. Простая Упоминание дочки – хороший знак того, что все идет так, как надо.

Тогда мы приказали перенести упомянутые тиски на большие пальцы ног, после чего обвиняемый заявил, что никогда не был ни на одном шабаше и не видел ни одного и закричал: После этого обвиняемого по нашему указанию поместили на лестницу и растянули до первой ступеньки. На вопрос, бывал ли он когда-нибудь на шабаше и заключал ли союз с дьяволом, он ответил только: Тогда мы приказали развязать его, а затем поместить на указанную лестницу во второй раз; обвиняемый не переставал повторять: Матерь Божия, помоги мне!

Когда его растянули немного сильнее, воскликнул: На вопрос, сколько раз он бывал на шабаше и каких людей там встречал, ответил, что никого не видел, не знает, что такое шабаш, никогда там не был, и продолжал кричать: Господь, сжалься надо мной! Они терзают тело невинного человека! Матерь Милосердная, не оставляй меня!

На вопрос, каким образом он излечил человека, у которого глаз вышел из орбиты, он ответил, что сделал это при помощи оливкового масла и имени Господнего. Продолжал призывать Иисуса, Марию, Божию Матерь, и святого Николая, моля, чтобы они не покидали его и привели его душу в руки Божий. Мария, Матерь Благодатная, Матерь Милосердная, защити нас от врага и прими нас в час смертный! Святая Мария, будь моей защитницей, я говорю правду. Когда его предупредили, что не следует так полагаться на дьявола, который все равно его обманет, ответил, что никогда не вступал в союз с дьяволом.

Тогда мы приказали освободить ею ненадолго, но он все продолжал кричать: Он ответил, что если когда-нибудь изгонял бесов втайне, то просит за это прощения, а колдуном никогда не. После этого мы распорядились наложить тиски на его левую руку, ногу и бедро.

под знаком молота книга

Он продолжал кричать, что никогда не был на шабаше, и повторял: Я отрекаюсь от дьявола! Матерь Божия, смилуйся надо мной! Никогда я не вступал в союз с дьяволом, тайный или явный.

Молот ведьм (фильм, 1970)

Я никогда не поддавался его соблазнам! Отец Предвечный, помоги мне! Я никогда не видел шабаша. Я никогда не был на шабаше. Отрекаюсь от дьявола и признаю Святую Троицу.

Отдаю себя в руки ангелов Господних. Смилуйся, молю тебя, Господь, смилуйся! Мы напомнили ему, что суда Господня избежать ему все равно не удастся, хотя суда человеческого он избежать может, и что он должен покаяться в своих преступлениях ради спасения души. На что он отвечал, что всегда был достойным человеком и верным священником и никогда не совершал тех преступлений, которые ему приписывают. После этого мы оставили его в башне Ла-Жольетта около огня под присмотром стражи и велели ему подписать протокол процесса, где уже был проставлен год и число.

Просим главного патрона сей епархии обратить внимание на настоящий протокол процесса, чтобы достичь заключения по этому делу или распорядиться о необходимости дальнейшего сбора показаний, что он рассудит необходимым для правосудия.

В Туле, того же года и числа. Ж де Гурней, епископ Сити и главный викарий. ИСПАНИЯ Испанцы проводили четкую границу между ведовством и колдовством, и если за последнее во все века строго наказывали, то преследования ведовства были ограничены. Такая умеренность проистекала из того, что испанская инквизиция держала всю страну под своим полным контролем.

Инквизиция в Испании практически не зависела от инквизиции Рима. По странному стечению обстоятельств именно эта страна, где организация, чьей главной целью являлось преследование еретиков, обладала, в отличие от аналогичных образований в Германии и Франции, всей полнотой власти и отправила на костер еретиков больше, чем в любой другой европейской стране, менее всего пострадала от мании преследования ведовства.

В Кастилии предсказателей и тех, кто обращался к ним за советом, объявляли еретиками уже в г. Запрет еще усилился в г. Но, судя по всему, на него обращали мало внимания, ибо в г. Сирвело, автор первой испанской книги о ведовстве, рассматривал колдовство как преступление, находящееся в юрисдикции светских властей и отрицал тем самым его еретическую сущность. В этот период неопределенности инквизиторы проявляли значительное разнообразие во взглядах, так что за одно и то же преступление разные трибуналы определяли порой разное наказание.

С другой стороны, в г. Любой католик обязан донести инквизиции на всякого человека, который имеет духов-помощников, заклинает демонов любыми словами или магическими кругами, применяет астрологию для предсказаний будущего, владеет зеркалами или кольцами для заклинания духов, гримуарами или другими книгами по магии. Тех, кто приравнивал колдовство к ереси, ободрила булла Папы Сикста V от г. Суприма задержала распространение этой буллы до начала следующего столетия.

Тремя годами ранее, в г. На протяжении всего XVII. В результате обвиняемого иногда судили несколько судов одновременно, и вообще наказания, определяемые испанской инквизицией, были, как правило, легче, чем наказания, определяемые светскими судами.

Наличие предполагаемого договора с дьяволом оправдывало озабоченность испанской инквизиции вопросами колдовства, и по стране начали циркулировать различные руководства по допросу подозреваемых. В одном из них содержался пример допроса zahori, человека, который может видеть сквозь преграды, такие как земля.

Благодаря повсеместно распространенному представлению о том, что подземные клады стерегут демоны, такой человек непременно рано или поздно будет уличен в сговоре с дьяволом. Тому, что Испанию ужасы преследования ведовства обошли стороной, она обязана отчасти своему географическому положению эта страна всегда лежала в стороне от основных путей развития европейской мыслиотчасти испанской инквизиции.

Другие окраинные европейские страны, к примеру Скандинавия, избежали массового избиения лишь потому, что папская инквизиция так до них и не добралась. Когда во Франции и Италии уже вовсю жгли женщин за посещение шабашей, в Испании епископ Авилы, ученый Альфонсо Тостадо в г.

Даже легковерный Альфонс де Спина в середине XV. Однако в г. Первую ведьму инквизиция Испании казнила в г. В Калаторре Наварра не менее 30 ведьм сожгли в г. Рациональный подход, вплоть до вынесения некоторых тем на всеобщее обсуждение, а также скептическое отношение десяти членов Супримы к обсуждаемым вопросам объясняют, почему в Испании панический страх перед ведовством не проявлялся вплоть до XVII.

Среди вопросов, обсуждавшихся в г. На самом ли деле ведьмы совершают все те преступления, в которых сознаются, или это самообман? Проголосовали шестеро против четверых за реальность преступлений. Большинство высказалось за примирение; если речь идет об убийстве, то пускай светские суды этим и занимаются. Если преступления ведьм иллюзия, то как за них следует наказывать? Общее решение достигнуто не.

Подпадают ли преступления ведьм под юрисдикцию инквизиции? Является ли признание ведьмы, не подтвержденное дальнейшими доказательствами, достаточным поводом для осуждения? Члены Супримы разошлись во мнениях. Вальдес, в дальнейшем Великий инквизитор Испании, считал самообвинение достаточным поводом для вынесения приговора, лишь когда речь идет о незначительных преступлениях.

Лишь трое членов Супримы высказались за ужесточение преследований; большинство отдало предпочтение проповеди. В заключение Вальдес постановил, что не следует принимать во внимание обвинения ведьм против других людей. И все же эти ограничительные решения вошли в широкую практику лишь в г. Суприма утихомирила перепуганных наваррцев, бросившихся охотиться на ведьм, и, несмотря на сопротивление, подавила деятельность своих собственных чересчур рьяных инквизиторов в Барселоне в г.

До конца XVI. Светские судьи, не дожидаясь вмешательства инквизиции, сожгли обвиняемых. Пьер де Ланкр, судья по делу баскских ведьм в г.

Испанская инквизиция пересмотрела свой скептицизм последних 75 лет и решила объединиться с короной и епископами в крестовом походе против пособников сатаны.

И все же просвещенное мнение возобладало, и 26 марта г. Собирать показания и выслушивать признания направили Алонсо Салазара. Отчет Салазара не содержал прямого отрицания ведовства, и все же осудить на основании изложенных в нем фактов кого бы то ни было не представлялось возможным, что и привело к очередному сокращению ведовских процессов в Испании.

Отдельные судебные разбирательства имели, правда, место в, и гг. Суприма продолжала выносить снисходительные приговоры, а то и вовсе отзывать обвинения, иногда открыто противореча распространенному заблуждению, как в г.

В последующие несколько десятков лет имело место всего шесть ведовских процессов, но после г. Германия состояла примерно из автономных территорий, как больших, так и крохотных, все вместе они входили в состав Священной Римской империи и формально признавали имперский уголовный кодекс императора Карла Vкоторый требовал для ведьм пыток и смертной казни.

На самом деле в каждом государстве были свои законы. Не только протестантские земли, такие как Саксония чей закон от г. Иногда это было хорошо. Так, могущественный епископ Мюнстерский Бернард фон Ресфельд позволил провести ведовской процесс, однако дальнейшие преследования вызвали у него такой протест, что в г. Правители насаждали или изменяли законы по собственному усмотрению.

Протестантский герцог Юлиерс-Берга Вильгельм III находился под сильным влиянием своего врача Иоганна Вейера, скептика, вследствие чего в герцогстве, в отличие от окружающих земель, не было преследований ведьм; однако в старости герцога хватил удар, после которого он уволил Вейера, а в г. Епископ Вюрцбургский Филипп Адольф фон Эренберг безжалостно сжег сотни ведьм, не пощадил даже по совету иезуита собственного наследника; однако вскоре после этой утраты, году примерно в м, взгляды епископа, по-видимому, переменились, он заказал поминальную службу по убитому и прекратил процессы.

Фридрих I Прусский подпал под такое сильное влияние Кристиана Томазия, что лично принял меры против одного из своих баронов, казнившего пятнадцатилетнюю девушку на основании ее признания в сношениях с дьяволом. Более того, поскольку период самых жестоких гонений на ведьм начался сразу после Контрреформации и продолжался во время Тридцатилетней войныкогда многие земли из католических вдруг становились протестантскими и наоборот, методы наказания за ведовство менялись каждый год.

В Хагенау Эльзас женщину, обвиненную в ведовстве в г. Суд над ней тянулся год, ее пытали семь раз, наконец она призналась и была сожжена. Сожгли еще и соучастницу, шесть других женщин были обвинены в ведовстве.

Католическая епархия Бамберга прославилась как центр преследований ведьм при епископе Готфриде Иоганне Георге IIно когда народ восстал и радостно приветствовал протестантскую шведскую армию, ведовские процессы временно прекратились: Зачастую даже представители одной конфессии расходились в способах обращения с ведьмами.

Иезуиты поначалу действовали очень активно по отношению к ведовству, и их ведущие теологи, Мартин дель Рио к примеру, писали устрашающие сочинения, в которых призывали к истреблению ведьм. Позднее иезуиты встали на защиту взглядов меньшинства, а отец Адам Таннер и отец Фридрих фон Шпее вели борьбу с мракобесием. Настоятель Бальтазар фон Дернбах из Фульды приказал известному своей свирепостью судье Бальтазару Россу истреблять ведьм, надеясь таким образом запугать протестантов и добиться от них повиновения.

Росс втыкал в тела подвешенных на страппадо женщин раскаленные докрасна вертела. Дополнительные разногласия проистекали из обычая направлять сомнительные случаи на юридические или теологические факультеты университетов для арбитража. Но и университеты не всегда придерживались единого мнения. К примеру, когда герцог Максимилиан I Баварский захотел узаконить пытку как часть процедуры преследования ведьм, трое его советников воспротивились такой идее.

Тогда он обратился к университетам; Кельн выступал против пыток, а Фрайбур и Ингольштадт одобряли их применение.

В пределах одного-двух десятилетий интеллектуальный настрой одного и того же университета мог претерпеть резкие изменения. Во время дела семьи Бланкенштейн университет в г. Ведовство пришло в Германию поздно, и до х гг. В других европейских странах ведьм судили с XV столетия, в особенности в Южной Франции и в альпийских областях Италии, откуда явление перетекло во французские Альпы, Швейцарию и Тироль.

Профессор юриспруденции в Констанце Ульрих Молитор адресовал эрцгерцогу Сигизмунду Австрийскому книгу о ведовстве, материалом для которой послужили преследования ведьм инквизитором Генрихом Инсисторисом в Тироле с августа по октябрь г.

Оттуда ведовство без всякой системы распространилось через Южную Швабию на Вюртемберг и Франконию и далее, на Рейнские земли. Единичные ведовские процессы проходили в г. Конгрегация набралась сил в Австрии, затем в г. Иезуиты преобладали в епархиях Бамберга, Вюрцбурга и Трира. Сходные указания отдали два других иезуита, Георг Шерер и Иеремия Дрексель. А теологи-иезуиты, такие как Петр Тирейскийпропагандировали новую теорию с университетских кафедр.

Этот неожиданный поворот ясно отражен в протоколах сожжений ведьм до и после третьей четверти XVI столетия. Монополия на ведовство отнюдь не принадлежала католикам; протестанты столь же рьяно уничтожали ведьм, а иногда проявляли в этом деле даже большее усердие. В то время вера в Бога была сопоставима только с верой в Его противника, а потому страх и ненависть к тем, кто вступал с дьяволом в союз, охватила все земли империи, как католические, так и протестантские.

К примеру, в протестантской Саксонии, в Кведлинберге, городке с населением 12 человек, за один день г. Не следует утверждать, что приверженцы какой-то одной религии были более жестоки в преследованиях, чем другие, ибо зачастую все дело было в личном влиянии людей деградировавших, безразличных к любой вере.

Тем не менее складывается впечатление, что наиболее жестокие преследования — и по количеству жертв, и по длительности — имели место именно в католических землях, и, возможно, именно там, где не только духовная, но и светская власть принадлежала князьям Церкви: К примеру, в двадцати двух деревнях, находившихся под юрисдикцией аббатства св.

Максимина неподалеку от Трира, за период с по г. Между и гг. Во время Тридцатилетней войны преследования ведьм достигли своего апогея. Безжалостность воюющих и религиозная ненависть только подогревали их усердие в истреблении ведьм; и все же во многих государствах война привела хотя бы к временному прекращению ведовских процессов, а именно в тех, которые были оккупированы шведской армией.

Позднее истерия редко достигала прежних масштабов. Некоторые государства, в особенности разоренные войной, пытались, однако, повернуть время вспять. Охота на ведьм несколько раз вспыхивала в имперском городе Эсслинген Вюртемберг в м и в Зальцбурге Австрия в гг.

И все же в военные годы дела обстояли несравненно хуже. К примеру, за один год в Мильтенбурге, крохотном городке Майнцской епархии с населением всего в человек, 56 казнили только в его окрестностях и еще в самом городе; в Бургштедте, где население не достигало и человек, за тот же г.

Без применения пыток охотникам на ведьм никогда бы не удалось обнаружить столько жертв. Маркграф Филипп в г. Процессы против ведьм стали множиться, как грибы после дождя, лишь после того, как сопротивление применению пыток было задушено.

Бамберг отнюдь не был единственным в своем роде; во многих городах существовали специальные тюрьмы для ведьм, или башни ведьм Hexenturmи были в ходу те же самые пытки. В Теттванге Вюртембергвозле Констанца, в г.

Десять недель прошло, прежде чем палач решил, что она оправилась достаточно, чтобы не умереть под очередной пыткой. В протоколах ведовских процессов города Оффенбург упоминается металлический пыточный стул с утыканным шипами сиденьем, под которым разводили огонь. Это устройство исторгало признания без осечек, обычно за первые 15 минут. В оффенбургские протоколы занесены лишь два человека, которые не сознались: Якоб Линдер, которого трижды сажали на это кресло в январе г.

Когда ее посадили на стул в третий раз, 3 декабря, она была уже так слаба, что палачи ожидали ее смерти с минуты на минуту. С другой стороны, многие эксперты полагают, что самый эффективный метод добиваться признаний — пытка бессонницей практиковалась в Англии Мэтью Хопкинсом.

Одно из распространенных заблуждений, согласно которому ведьмами были лишь самые отбросы общества, ниспровергается документами немецких ведовских процессов. Я не писал так долго потому, что ничего необычного не происходило, кроме того, что в Бонне начали яростно жечь ведьм. Не знаю, были ли Ваша Светлость знакомы с ним или. Но, как бы там ни было, его жена — ведьма, и день ото дня всеобщая уверенность в том, что ее казнят, растет.

Нет сомнения и в том, что многие из этих болванов [т. Более позднее письмо показывает преследования ведьм в полном разгаре: Жертвы погребальных костров по преимуществу мужчины. Виновных, должно быть, не меньше половины горожан; ибо арестовали и сожгли уже многих профессоров, студентов права, пасторов, каноников, викариев и монахов.

У его княжеской светлости семьдесят семинаристов готовятся стать священниками, одного из которых, выдающегося музыканта, арестовали вчера; еще двоих искали, но они скрылись.

Канцлера, его жену и жену тайного секретаря уже схватили и казнили. В канун дня Богородицы 7 сентября здесь казнили девушку девятнадцати лет, которая слыла самой хорошенькой и добродетельной во всем городе и которую его светлость епископ сам воспитывал с нежнейшего возраста.

Я видел собственными глазами, как обезглавили и сожгли каноника собора по имени Ротензае. Трех- четырехлетние дети обзавелись дьяволами в качестве возлюбленных. Сжигают студентов и мальчиков благородного происхождения девяти, десяти, одиннадцати, двенадцати, тринадцати и четырнадцати лет. Короче говоря, дела в столь плачевном состоянии, что не знаешь даже, с кем следует водить компанию и вступать в беседу.

Письмо священника Дурена графу Вернеру фон Зальму. В ведовстве обвиняли и самых богатых горожан. И дело тут было отнюдь не в недосмотре. И церковные, и светские суды взяли на вооружение второй инквизиторский метод первым была пытка — конфискацию имущества еретиков.

Когда речь заходила о деньгах, протестанты обнаруживали не меньший религиозный пыл, чем католики. Ссора из-за добычи разгорелась в г. Спор разрешили, поделив конфискованное добро на три части: Уголовный кодекс Карла V. Касательно доказательств против тех, кто займется прорицанием, будущего при помощи колдовства.

Также и никто из тех, кого обвиняют в занятиях прорицанием при помощи колдовства или других магических искусств, не может быть заключен в тюрьму или подвергнут допросу с пытками. Однако тех, кого обвиняют в занятиях предсказанием, следует подвергать наказанию.

Если под присягой будет доказано, что обвиненный предсказатель виновен в денежных потерях, болезнях, повреждениях или ущербе, нанесенном его жертве, судья может продолжить рассматривать его дело в соответствии с указаниями следующего параграфа. Касательно достаточных доказательств виновности в ведовстве. Если кто-то обучает других ведовству; или если он обманом околдовывает людей и вдобавок заставляет околдованных им служить орудием околдовывания прочих; а также если он знается с ведьмами как мужского, так и женского пола; или пользуется подозрительными предметами, действиями, словами или способами, которые предполагают ведовство; и, более того, если подозреваемого обвиняют другие ведьмы; все это является надежным доказательством ведовства и достаточным обоснованием для применения пыток.

Как следует допрашивать обвиняемого, чтобы добиться у него признания. Если женщина сознается в ведовстве, надлежит под присягой допросить ее о том, как и когда она стала ведьмой; а также с кем, как и когда занималась она ведовством, как при этом поступала и что говорила. Затем, если окажется, что допрашиваемая скрыла или утаила что-нибудь, что может быть связано с ведовством, надлежит это выяснить, если это будет.

И если это было сделано, словами или делом по отношению к другим вещам, то следует определить, не является ли это колдовством Надлежит также задать ей вопрос, кто обучил ее ведовству и как она пришла к этому, использовала ли она свое ведовство против других людей, кого в особенности, и к какому ущербу это привело.

Если кто-то причинил вред или ущерб людям при помощи ведовства, его необходимо наказать, отняв у него жизнь, и это наказание должно осуществляться через сожжение. Но если кто-то занимался ведовством, никому не причинил вреда, то надлежит наказать иначе, в соответствии с тяжестью преступления; в этом случае надлежит судьям обратиться за советом, в соответствии с предписанием относительно обращений за советом. Ведовские процессы в Трире Трирский архиепископат с центром в Кобленце входил в состав Священной Римской империи как государство, управление которым осуществлялось на выборной основе, причем юрисдикция его распространялась на соседние Лотарингию и Люксембург; именно из этих государств антиведовская истерия просочилась в последние годы XVI.

Николя Реми, судья, известный непримиримым отношением к ведьмам, похвалялся, что сжег человек за период с по г. Организованные гонения на ведьм начались в Эльзасе в г.

Book: Молот ведьм

В Трире процессы стали регулярным явлением несколько позже, хотя пять женщин сожгли в аббатстве св. Максимина в г. Теологи связали ведовство с ересью и винили в его появлении протестанта Альберта Бранденбургского. Первые нападки на ведьм имели место при архиепископе Иоганне фон Шененбургепри активном участии губернатора Иоганна Зандта, нотариуса Петера Ормсдорфа и викарного епископа Петера Бинсфельда. Гражданский суд Трира не разделял энтузиазма церковных судов во всем, что касалось преследования ведовства, и под руководством Дитриха Фладе осудил сравнительно немного ведьм.

Наконец колебания, которые испытывал Фладе относительно показаний сообщников, вывели Зандта из терпения, и он обвинил в ведовстве самого Фладе. Поддержку населения им обеспечили стихийные бедствия плохая погода, нашествия мышей, улиток и кузнечиковуничтожившие с по г. Вдобавок ко всему испанские и протестантские наемники и бандиты разоряли деревни, а поставки продовольствия с южного Рейна были невозможны.

Разумеется, объяснить все это можно было только ведовством. Поскольку народ поверил в то, что многолетние неурожаи были вызваны ведьмами, ставшими орудием дьявольской злобы, все население края поднялось на борьбу с.

Это побуждение простого люда поддержали многие облеченные священным саном, которые искали богатства в пепле сожженных жертв. И вот от суда к суду по всем городам и деревням епархии засновали специальные обвинители, инквизиторы, нотариусы, присяжные, судьи, констебли, которые хватали мужчин и женщин без разбора и волокли их на суд, пытку и казнь на костре. Редко кому из обвиняемых удавалось спастись. Не пощадили даже самых видных горожан Трира.

Сожгли судью Фладедвоих бургомистров, нескольких советников и помощников судей. Каноников нескольких церквей, приходских священников смели во всеобщем разрушении.

Настолько далеко зашло безумие разъяренной толпы и жажда судей до крови и поживы, что не осталось ни одного человека, кто не был бы запятнан подозрением в этом преступлении.

Тем временем нотариусы, переписчики и содержатели трактиров богатели. Палач разъезжал на чистокровном жеребце, точно придворный, и одевался в серебро и золото; его жена соперничала с благородными дамами пышностью своего наряда.

Детей осужденных отправляли в изгнание, их имущество конфисковывали, пахарей и виноградарей почти совсем не стало — отсюда и неурожай. Ни самая страшная чума, ни самый беспощадный завоеватель не смогли бы разорить территорию Трира больше, чем эти бесконечные допросы и преследования: Преследования продолжались несколько лет, и многие из тех, кто председательствовал при совершении правосудия, гордились числом зажженных ими костров, на каждом из которых огню предавали человеческое существо.

Наконец, хотя пламя еще не насытилось, но люди обнищали, и были приняты законы, которые ограничивали стоимость судебного разбирательства и прибыли инквизиторов, и тут же, подобно тому как это бывает, когда подходят к концу отпущенные на войну средства, пыл преследователей угас. Чтобы освободиться от влияния доктора Фладе, умерявшего жестокость процессов, губернатор Иоганн Зандт попытался избавиться от самого Фладе.

Не спеша он принялся за работу по подготовке дела. Прежде всего Зандт настроил архиепископа против Фладе, убедив его в том, что последний якобы замышлял против него заговор. Среди мужчин и женщин, осужденных Зандтом на смертную казнь в подвластном ему Пфальцеле в г.

Зандт обеспечил аналогичные обвинения от множества других осужденных ведьм, которые повторяли прославленное имя вслед за Марией. Когда Фладе предупредили о прозвучавших обвинениях, а архиепископ вынес публичное порицание его нежеланию преследовать ведьм, Зандт нанес свой последний удар. Используя обрушившиеся на область несчастья, 15 апреля г. Он же заставил всех присутствовавших есть жаркое из детского сердца, чтобы они не проговорились под пыткой, но она съела совсем.

Нотариус Петер Ормсдорф нашел хороший источник доходов в ведовских процессах. Одна из его жертв, избежавшая костра, показала, что, вися на дыбе, она видела, как судья подкупил нотариуса, который стал расспрашивать ее о других подозреваемых, имена которых он называл. Разозлившись на то, что она не могла никого назвать, Ормсдорф схватил пику палача и стал тыкать ею в грудь женщине, пока не изрезал ее до крови.

Большая часть показаний против Фладе записана и, возможно, вымышлена самим Ормсдорфом. Комиссия сообщает, что 14 ведьм обвинили Фладе в соучастии.

Архиепископ приказывает комиссии продолжать свою деятельность; предоставляются еще шесть признаний. Фладе пытается бежать, но его перехватывают на дороге и доставляют в город, население которого настроено против. Большинство его друзей и родственников уже мертвы. Его сажают под домашний арест и приставляют сторожить его четырех горожан, которым он обязан платить из своего кармана.

Бинсфельд расценивает его попытку бегства как признание вины. Второе обращение Фладе за разрешением оправдать. Архиепископ посылает на теологический факультет Трирского университета запрос, как ему поступить с пленником. Факультет сопротивляется предубежденности архиепископа и затягивает с ответом. Архиепископ действует в обход университета и отдает приказ арестовать Фладе; но суд, также не желая исполнять приказ, медлит.

Фладе заключен наконец в ратуше губернатором Зандтом. Очная ставка Фладе с двумя обвиненными в ведовстве священниками, которые утверждают, что видели его на шабаше. Архиепископ дает светскому суду указание предъявить Фладе обвинение в ведовстве. Эксперты-консультанты и действующий судья созваны со всех областей страны судить Фладе; они заявляют протест, поскольку с точки зрения закона Фладе все еще главный над ними; их протест отклонен.

Начинается формальное разбирательство дела, Фладе пытают. Грыжа усугубляет его мучения на дыбе. В конце концов Фладе признает, что был на шабаше, вступал в сношения с дьяволом, насылал порчу. Когда по этому вопросу пришли к согласию, Фладе помогал делать слизней, подбрасывая в воздух комочки грязи и произнося при этом имя дьявола, отчего они и превращались в слизней. Фладе назвал имена сообщников, обозначив каждого упомянутого следующим образом: Он обвиняет многих известных людей и судей города, но в протоколе фигурируют лишь имена тех, кто не присутствовал на процессе.

Архиепископ недоволен признаниями Фладе, следует приказ возобновить пытки. Суд выносит приговор, и Фладе вынужден сознаться в злоумышлении против жизни архиепископа.

Приговор, вынесенный по делу Дumpuxa Фладе. По уголовному делу между благородным высокородным Иоганном Зандтом фон Мерллом, помещиком в Хамме, представителем архиепископа Трирского, советником и комиссионером в Пфальцеле и Гримберге, выступающим, в силу своей должности и верховной власти, в качестве прокурора, с одной стороны, и доктором Дитрихом Фладе, подзащитным, с другой: На основании собственного признания подсудимого, сделанного касательно всех предъявленных обвинений, после всех юридических процедур и выяснения обстоятельств инквизицией, согласно общественным установлениям короля Карла V и Священной Римской империи, мы, судьи и присяжные верховного суда, признали справедливым, что Дитрих Фладе, обвиняемый, представший ныне перед этим судом за свои злые дела, которыми оскорбил он Господа Всевышнего, и стал помощником и слугой врага рода человеческого, за то, что ведовством и запретными ухищрениями повредил урожай и растения, предназначенные для общего блага, должен понести наказание в виде лишения жизни, а потому настоящим предаем его проклятию, приговариваем и признаем виновным, поручая его душу милости Господней.

Бойцхайм подал свой голос, хотя и отсутствовал по причине болезни. Преследования в Бадене В разных землях Германии существовали свои способы проведения ведовских процессов.

Оффенбург Баден насчитывал две-три тысячи жителей. Это был город несгибаемых католиков иезуитской выучки; всякий, кто в Пасху не ходил на исповедь, подвергался тюремному заключению на три дня, после чего ему давали две недели на исполнение своих обязанностей под угрозой нового срока.

Правил в Оффенбурге городской совет из 22 членов, 10 из которых выдвигались торговыми корпорациями города, а 10 кооптировались самими членами совета, среди них и 2 священника, ex officio. Из них избирали мэра и четырех чиновников, которые выступали обвинителями на ведовских процессах. Адвокат фракции охотников на ведьм Рупрехт Зильберрад решил добить своего противника, другого члена совета Георга Лауббаха, чью жену уже сожгли по обвинению в ведовстве в г.

Зильберрад обвинил двух дочерей Лауббаха, Адельгейду и Елену, в том, что они своим ведовством вызвали смерть его сына, а 31 октября добавил к ним и третью дочь, Эльзу Гвиннер. Вместо того чтобы забить их в колодки, как обыкновенных воров, их обвинили в ведовстве и пытали до тех пор, пока они не назвали дочерей Лауббаха, и в особенности Эльзу Гвиннер, своими пособницами в порче.

Каждый может найти в трилогии что-то свое — кому-то будет интересно следить за технологическим прогрессом, кто-то будет увлечен насыщенными сражениями, поиском сокровищ и легендарных артефактов, а иные постараются вникнуть в религиозно-философскую составляющую романов, чтобы принять точку зрения авторов или наоборот найти аргументы для обоснованных возражений. Эти произведения можно рекомендовать всем любителям качественного исторического фэнтези, которые обладают незашоренным сознанием, не акцентируют свое внимание на мелких фактических неточностях и способны разглядеть за отдельными неприглядными деревьями роскошный и величественный лес.

Великолепный исторический роман в антураже фэнтези. Ничего лучше про викингов не было и не будет написано. Как замечательно сработали в соавторстве Том Шиппи и Гарри Гаррисон. От первого исторические данные о жизни северян средневековья,их обычаи,традиции,от второго сочный,живой язык повествования. В этом цикле затрагиваются очень важные религиозные аспекты того времени-борьбу язычества с христианством. Язычники по сравнению с христианской церквью просто ангелочки.

Пытки,издевательства,жестокость,которую применяли церковники невозможно описать. Также хочется отметить насколько хорошо описаны схватки и сражения,так завораживающе это мог описать только Гаррисон. Большой респект авторам этого цикла за их титанический труд. Скажу честно такие книги большая редкость. Лучшее историческое фэнтези которое прочел за последнее время. Отличный язык и сюжет. Книги проглатываются на едином дыхании.

Интересный взгляд на мировые религии, и пути становления наций. Удачное применение реальных изобретений в почти реальном мире. Иногда ловишь себя на мысли. Точнее не придумал а скомпоновал в одно время и место. Очень неожиданно для автора Стальной крысы.

Кроме того, что Гаррисон любит юмор, драйв и динамику действия, он ещё и очень любит писать в соавторстве. Причём часто с какими-нибудь учёными. Плодом одного такого соавторства и стал этот чудесный цикл.

Но всё-таки разница между авторством и соавторством такая же, как между пением и сопением. Сравнение неожиданное, но отнюдь не безосновательное. Отсюда, разумеется и куда меньший масштаб. Вместо галактики, всего-то одна планетка Земля, а план Селдона назвём его планом Рига вместо тысячелетия уместился на временном отрезке не больше человеческой жизни.

Молот ведьм — Википедия

С помощью собирательства позабытых и полузабытых знаний со всех краёв света Основатели люди Путиповергают на своём пути все Империи не Галактические, правдачтобы ускорить развитие истории и из самого сердца Средневековья прошмыгнуть сразу чуть ли не в девятнадцатый век. А где же Второе Основание, спросите вы? Вместо него в романах действуют скандинавские боги. От подруги главного героя Свандис, убедительно доказывающей, что никаких богов на самом деле нет, их люди создали себе.

под знаком молота книга

Но, как мы помним, в заключительной главе классической трилогии Азимова оказывается, что уничтожение второго основание было фальшивым — хитрой уловкой психоисториков, чтобы заставить всех про себя забыть. А что, быть может, и скандинавские боги на самом деле существуют, управляя всеми нами из высот Средиземья?: Колорит описанного мира — на Мрачная, дикая северо-средневековая атмосфера, жестокие люди, дикие нравы и обычаи описаны с пугающей откровенностью.

Book: Бич и молот. Охота на ведьм в XVI-XVIII веках (с иллюстрациями)

Скорее стиль описания — жёсткий реализм Характеры героев. Главный герой — на 10, остальные — на Понятны мотивация главного героя, его желания и стремления. По ходу развития трилогии Шеф меняется, становится осмотрительней. Важно, что решения, которые принимает главный герой понятны читателю.

Сказанное относится и к общей реализации романа. Сюжет и канва произведения на Главная идея романа — торжество науки и техники над слепым поклонением божеству. Реализована она вполне последовательно, но на мой взгляд слишком часто Гаррисон обращается к описанию развития техники в ущерб драйву, приключенческой части произведения. Как следствие, стиль произведения получился несколько тяжеловат.

Не хочу ставить оценку, поскольку трилогия — не фэнтези и не фантастика, но конструирование альтернативной истории. И тем не менее поведение скандинавских богов тоже вышло у Мастера максимально реалистично. Показана их жестокая природа, их бесчеловечные цели. Кстати, плюсом роману можно зачесть и то, что в нём реализована идея, по которой боги тем сильнее, чем большее количество в людей в них верят. Главные враги — западные христиане описаны умными и хитрыми соперниками. Читая о нравах и порядках средневековой католической церкви, невольно хочется перекреститься: Сравнивая этот цикл с более ранними произведениями Гаррисона в жанре космической фантастики, можно сказать, что цикл проигрывает им полным отсутствием юмора и характерного Гаррисону сарказма: С другой стороны, Билл и Стальная Крыса — более-менее — развлекательные произведения, а этот цикл воплотил в себе мировоззренческую концепцию Гарри Гаррисона.

По общему качеству произведения я бы сравнил его с циклом М. Гаррисон, который имеет скандинавские корни, меня, признаться весьма удивил. В этом труде он выступил как патриот утраченной славы варягов.

Выдержана также любовная линия, монолитные враги и политология той эпохи. Персонажи дальнего и ближнего плана изваяны достаточно выпукло. Любителям батальных сцен преподносятся аппетитные сводки боев, причем с полной стратегической выкладкой и авторским анализом.

Достаточно интересно, хотя и немного замыславато, наблюдать за событиями на пантеоне богов Асгарда. И все же, ложка дегтя в произведении присутсвует. Скозь весь текст проходит красной нитью мысль о явном превосходстве духовного учения Пути над Церковными догматами христианства.

Кульминационным в этом отношении является момент, когда принц Вассекса Альфред просит Шефа прислать миссионеров Пути! Однако в финале произведения устами все того же Альфреда утверждается, что, дескать, христианству тоже не мешало бы иметь местечко под солнцем и каждый человек сам должен определять какую исповедовать религию.

Но как это неубедительно и, если можно сказать, асбурдно вяжется с общей канвой сюжета. Кажется, что после генеральной редакции, когда Гаррисон представил свое детище издателю, то стал заложником условия выхода романа в свет: Но это не более чем предположение читателя. Роман превосходен и рекомендуется для погружения любителей альтернативной истории, и всех ценителей качественной Литературы. Сложно описать впечатления от книги. Нету смысла спорить с тем что это просто превосходный исторический роман с примесью фэнтези, автор вроде описывает наш мир, но с примесью мистики, религии науки и прочих элементов.

При этом книги не только приключенческие, но и эпические одновременно. Немаловажен и образ викингов прекрасно описанный в первой книге цикла. Вообще я считаю что первая книга сильнейшая из трех и по своей сути уже самодостаточна, но вторая и третья книга ее дополняют и логически завершают.

В книге на первом месте витает дух прогресорства, развития. Но с другой стороны лично для меня книги не идеальны. Во-первых — во всей трилогии практически нету героя, за которого переживаешь, сопереживаешь. Если бы так было все время, то еще можно терпеть, но почему-то все герои меняют свой облик, наверное за исключением одного Альфреда. Та же Годива в первой книге, потом в начале и в конце третей книги как бы совершенно разные люди.

Тот же Бранд, Ханд, Торвин, Бруно и даже Эркенберт — такое ощущение что они все меняются то в хорошую сторону, то в плохую через всю книгу. Например Халиф Кордовы в третей книге сперва был показан очень проницательным человеком, но уже во время похода на Север он уже совершенно другой — какой-то фанатичный, недальнозоркий правитель без всех тех его черт, которые нам автор показывал еще страниц назад, и никаких объяснений таких перемен не находишь.

И так со всеми персонажами. Не обошла эта участь и главного героя — хотя, тут уже как-то все подвластно его удаче, но все же все эти изменения ой как портят впечатление от книги.

Читая каждую книгу все ждешь, когда тебе приоткроется причина всех этих интриг среди богов, хочешь увидеть что-то очень серьезное, что бы оправдало все предыдущие события, но увы, ждал я до последней страницы и так и не дождался.

В общем отличный цикл, но не без недостатков. Очень хороший интересный цикл. Прежде всего он интересен как хороший представитель жанра альтернативной истории. Автор рассматривает другое направление развитие Европы в средние века.

И хотя акцент делается на историю Северной части континента, но мимоходом описываются события и в центральной части, а последний том — южной части.

Skyrim СЕКРЕТНЫЙ КВЕСТ быстрый способ разбогатеть РУКА В МИДДЕНЕ

Стоит отметить хорошую согласованность и непротиворечивость альтернативных исторических событий и, особенно, правильную географию. Нет неизвестных островов, неизвестных гор или озер — география книги соответствует реальным условиям. Это же хочется сказать и про описание общественной жизни, традиций, верований, обычаев, одежды людей того времени, особенно викингов.

На страницах книги разворачивается столкновение религий. Основной акцент сделан на борьбе язычества с христианством. Однако описываются и другие, даже довольно неизвестные, направления верований, религий. Чтобы его узнать надо прочитать книгу: Также этот цикл очень сильно насыщен мифологией скандинавских стран. Один, Тор, Локки и другие боги северного пантиона на страницах книги педстают не менее живыми, а некоторых случаях даже больше похожими на людей, чем человеческие герои.

Цикл даже можно рассматривать в качестве урока по ликбезу мифологии Скандинавии. Все достоинтсва произведений невозможно описать в одном отзыве, как невозможно передать свои восторженные чувства после чтения. Я его считаю его одним из лучших циклов в мировой фантастике. Мой первый опыт с жанром альтернативной истории. И не проходит ощущение, что меня обманули. Мир не просто не такой, каким кажется, он не таков, каким должен.

Но Церковь и вера — не одно и то же; можно ненавидеть церковь, и под страхом смерти отказываться отречься от веры. Да и на осознание порочности Церкви, в лоне которой, в страхе и любви к которой воспитывалось не одно поколение предков, требуются десятилетия и много-много закрытой информации. От этой неправильности, поверхностности, упрощённости кружится голова. Благо для этого произведения она не особо. Событий так много, действие настолько динамично, что не успеваешь ни перевести дух, ни элементарно задуматься.

Почти раб, превосходящий своими талантами и прозорливостью всех и вся; любовь и страсть, охватывающие ГГ исключительно тогда, когда это удобно по сюжету; добряки, проникающиеся заботой о незнакомцах, хотя по всем писанным и неписанным законам своего времени должны были прибить не месте; неограниченный запас камней на ладье, и без того несущей катапульту; логика всех военных действий: В этом детском мире разве что похищенных девиц не запирают в башнях, а насилуют.

Но так безэмоционально походя, что не возникает ни жалости к девицам, ни ненависти к насильникам. Словом, всё это выглядит попыткой детского писателя написать книгу для взрослых. Но сколько не было предпринято попыток описать жестокость этого мира, все они остаются невнятными.

В книге не обнаружилось ни интересных битв, ни достойных историй любви, ни сносной атмосферы, ни, элементарно, героя, которому хотелось бы сопереживать. Том за томом — один и тот же алгоритм развития сюжета, по пунктам: ГГ получает новое знание, строит новую машину, отправляется в новую локацию, разносит к едрене-фене половину врагов, а вторая половина выстраивается в очередь что бы принять его религию, засвидетельствовать, что он самый умный, и расширить его владения.

И снова пункт первый, по кругу. Мне достались подержанные книги от не очень заботливого хозяина. Обложки первых двух томов порваны, третий том слегка потёрт, в четвёртом, девственно-чистом, даже типографские страницы не разъединены. Видимо, мой предшественник оказался умнее. Перед нами эпическое полотно Гарри Гаррисона. Была взята историческая основа: И к этому был прикручен выдуманный сюжет. Гаррисон очень подробно описывает жизнь и быт средневековых сословий.

В романе происходят эпические битвы. Главный герой-Шеф Сигвардссон,который даже не знает кто его настоящий отец. Быстро поднявшись из трэллей английских церковных рабов ,благодаря практическому опыту,хитрости и смекалки он становится сначала предводителем небольшого отряда воинов Пути,а затем и правителем половины Англии.

Эти качества помогают проявить себя хорошем тактиком,великолепным изобретателеми просто воином.