Под знаком черной сакуры

Сакура Харуно | Wiki | Аниме Amino Amino

На голове синяя повязка Конохи. Знак в виде белого круга присутствует на юбку с разрезами посередине и повязки на локтях, черные шорты, высокие. うちはサクラ, Учиха Сакура, урождённая Харуно (яп. ей пальцами в лоб в знак привязанности, что он приобрёл от своего брата. юбку с разрезами посередине и повязки на локтях, черные шорты, высокие сапоги и перчатки. Мобилизация, какой еще не знала матушка-Русь, собирала под черные крылья солдат, часть которых уже была отмечена незримым знаком смерти.

Внешность У Сакуры ярко розовые волосы, большие зеленые глаза и светлая кожа. Сакуру часто обижали из-за её довольно большого лба, поэтому неё было прозвище "Лобастая", из-за чего она носила челку на лбу, в попытке скрыть.

Однако Ино дала ей ленточку, чтобы завязать волосы сверху. В первой части Сакура носит красное платье с разрезами до бедра по бокам, рукавами три четверти и без вариациизеленые шорты, на правой штанине сумка для кунаев, синие сандалии.

На голове синяя повязка Конохи. Знак в виде белого круга присутствует на спине, на рукавах, на подоле. В начале у нее были длинные волосы. Но однажды, Сакура отрезает свои волосы, чтобы защитить товарищей от шиноби. После волосы Сакуры снова отрасли, но она снова укорачивает свои волосы, оставляя длину до плеч. Во второй части, Сакура носит красную майку с высоким воротником на молнии с таким же дизайном, что и верхняя половина ее первой части костюма, и розовый протектор на голове, розовую юбку с разрезами посередине и повязки на локтях, черные шорты, высокие сапоги и перчатки.

На спине знак "герба". В повседневной жизни под майку одевает белую рубашку и носит синюю юбку. Два года спустя, Сакура носит красное кимоно, напоминающее её предыдущую одежду из первой части, обвязанное чёрным поясом, к которой со спины присоединена небольшая сумка.

Под кимоно носит черные шорты, на забинтованной левой ноге носит сумку для кунаев. Также черные перчатки, на локтях рук и колен ног повязки розового цвета. Обута в сандалии, на голове носит красный протектор Конохи. В свободное время она носит белые штаны и жёлтый свитер поверх которого носит красную куртку.

Также сандали на каблуках, на голове носит красный ободок, на шее висит кулон такой как у ее отцакоторый прячет под свитер. Несколько лет спустя, Сакура носит длинное красное платье с большим разрезом спереди, которое выделяет ее привлекательную фигуру, под ним носит шорты. Ее волосы всё также короткие. Однако, во время того как она растила Сараду, ее волосы снова отрасли и она завязывала их в хвост. Вне служебных обязанностей, она изредка носит одежду с символом клана Учиха.

Во время работы по дому носит фартук и платок на голове. Ее наряд шиноби состоит из красного платье ципао без рукавов с гербом клана Учиха на спине как у ее дочери. Также брюки светлых тонов и повязки на локтях, а также сандалии с каблуками.

Жужа Д. Сакура – Жужа Д. – Литература – Материалы сайта – Сноб

Способности В первой части, из-за её фокусирования на своих знаниях, Сакура не владела какими-либо боевыми навыками, кроме базовых навыков, которые она узнала в Академии.

Это в значительной степени ограничивало её роль в миссиях, отчего ей приходилось полагаться на своих товарищей по команде, Наруто и Саске. Будучи переполненной решимости измениться, она прошла через интенсивные тренировки с Цунаде в течение двух с половиной лет, в результате чего её способности заметно улучшились. Другие отмечали, что Сакура неизбежно превзойдёт Цунаде и это действительно произошло во время Четвёртой мировой войны Ниндзя, когда она освоила и использовала Бьякуго но Ин.

Её навыки совершенствовались и в последующие годы: Даже, Боруто Узумаки расценивал её как подходящую замену для Наруто в должности Хокаге. Как и её наставница Цунаде, Сакура призывает сегменты слизня Катсую. После её деления и соприкосновения с раненными, Сакура может оказывать им медицинскую помощь и, по мере необходимости, пополнять запасы чакры на расстоянии.

Контроль чакры и физическая сила Один из немногих определяющих навыков Сакуры в первой части, и единственное, в чём она превосходит Наруто и Саске — превосходный контроль чакры. Такое точное использование чакры позволяет ей применять Дзюцу с максимальной эффективностью и минимальными затратами.

По словам Какаши Хатакеза счёт этого она имеет талант к Гендзюцу. Несмотря на то, что она никогда не демонстрировала владение Гендзюцу, Сакура в состоянии определить, когда Гендзюцу используется, а затем освободить себя и других от его воздействия. Тут было все для самоотверженного религиозного служения. И самым известным местом была именно эта гора — Коя-сан.

Великого Кукая привел сюда охотник, сопровождаемый двумя собаками — белой и черной. После смерти ему дали имя Коба Дайши, а Коя-сан стала местом паломничества для миллионов.

От канатной дороги вниз к селению ходили рейсовые автобусы. Нарифуми видел, как удивилась золотоволосая, когда проезжали Великие ворота — огромные, выкрашенные киноварью, они вырастали, как ноги исполина, сквозь частокол стволов сосен коямаки. Она остановилась в рекане Ичиджо-ин, а он снял комнатушку в храмовом приюте напротив. Хотя это тоже было недешево, но в стоимость входили вегетарианский ужин и утренний чай.

Внимательно осмотрела росписи на раздвижных дверях внутренних помещений храма, прошла дорожкой среди рододендронов, а потом долго мыла руки в маленьком каменном бассейне. У нее были удивительные запястья, будто чуть заломленные внутрь, и кожа светилась перламутром.

Она выглядела уставшей — наверное, от слишком длинного путешествия, но акварельные тени под глазами неожиданно молодили. Села на скамье в саду — пришлось наблюдать за ней издалека, и ему показалась, что она плакала. Потом, когда уже совсем стемнело, будто собралась с силами, встала и решительно пошла дальше, быстро-быстро, по заросшей высокими стрижеными кустами улице, и он торопился, чтобы не отстать.

Еще чуть-чуть, и ему пришлось бы бежать Но тут она неожиданно остановилась, развернулась и пошла прямо на. Нарифуми до того испугался, что ринулся в сторону, в плотный кустарник, ломая ветки. Прорвался, нога ступила в пустоту, и он упал в широкую канаву. За канавой начиналась стена, видимо, ограда одной из монастырских школ Сингон, сверху покрытая бамбуковой, чуть прогнившей крышей.

Каменная кладка давно не красилась, штукатурка осыпалась, а кое-где заросла мелколистным плющом. Нарифуми хотел было подняться, но резкой болью отозвалась нога, он застонал — и тут же с дороги услышал голос золотоволосой: Он из всех сил пополз по канаве вдоль стены, стараясь делать это как можно тише. Невозможно было даже себе представить, что она увидит его, так нечестно ее преследующего. Он слышал ее шаги — в сумерках городок совсем затих.

Давно не чищенная канава была полна веток и листьев — все это громко трещало под тяжестью его тела. Золотоволосая спросила опять, где-то рядом зашуршали кусты. Нарифуми заторопился и тут увидел, как из канавы, метрах в трех от него, под каменную стену уходит нора. Это было спасением — он решил забраться в нее поглубже и отсидеться, пока золотоволосая не перестанет искать его и не уйдет.

Аниме Amino

В норе было влажно, она тоже была завалена землей и листьями, но они легко разваливались, пропуская его. У него не было в голове никакого плана — он просто уползал, чтобы его не заметили, хотел спрятаться от неминуемого позора. В очередной раз отбросив в сторону жухлую листву, он вылез с другой стороны стены. Выбрался на темнеющую лужайку и лег на влажную землю. Лежал и слушал ее удаляющийся голос. Потом все стихло — только раскричались хрипло вороны, где-то совсем рядом Пахло перегноем, грибами и дымом.

Прошло несколько минут, боль утихла, он наконец поднял голову и осмотрелся. Сначала решил, что попал в монастырь, но потом понял, что, если это место и было монастырем, то очень давно всеми заброшено и необитаемо. Лужайка, на которой он лежал, была засыпана гнилыми, еще прошлогодними листьями, нестриженые деревья потеряли форму.

Дорожки, как паутиной, затянуты плющом, который перекинулся на небольшую бамбуковую рощу справа. Бамбук частично подгнил в сырости, пожелтел и засох. Сквозь камни дорожек пробивалась осока, выворачивая. И еще этот несмолкающий вороний стон. Нарифуми с трудом поднялся на ноги, отряхнулся и под пепельным светом луны побрел вперед по странному саду.

За бамбуковой рощей был домик для чайных церемоний, а глубоко впереди — за пересохшим ручьем, через который перекинут каменный горбатый мост, за бывшим садом камней, тоже то здесь, то там сильно попорченным вездесущим плющом и стелющимся узколистым бамбуком, — были видны очертания огромного дома, покрытого толстой, сбитой в мощный серый брикет соломенной крышей. Конек ее с двух торцов как рогами был декорирован пересекающимися перекладинами.

Нарифуми перешел через высохшее русло ручья. Отсюда стало видно, как вода когда-то огибала холм с карликовой сосной. Начинался ручей с водопада, сложенного из больших необработанных камней, а дальше убегал в глубину сада и образовывал неглубокий пруд с островком посередине, где торчало дерево лилового мелколистного клена.

К островку вел еще один мостик с деревянными сучковатыми перилами. Веревка, соединяющая перекладины, кое-где сгнила, и они провалились, а до мелового дна, лениво пошевеливаясь, висела потрепанная красная лента. Он прошел по узкой тропинке через заросли бамбука. Там на тсукубаи все еще лежал совсем проржавелый ковшик с длинной бамбуковой ручкой, которым поливали на руки.

Раздвижные перегородки чайного домика были плотно закрыты, — кое-где рисовая бумага прорвалась, а та, что уцелела, была в грязных разводах. Он хотел было войти внутрь — тронул рукой седзи, но она не поддалась: Так давно здесь никого не.

Валерий Поволяев, Зорге. Под знаком сакуры – читать онлайн полностью – ЛитРес

Через заросли одичавших пионов Нарифуми прошел к месту, где раньше был небольшой огород — там до сих пор торчали перекрещенные палки для поддержки бобов, и бамбуковые дуги разделяли некогда ухоженные грядки. За огородом земля уходила.

Там, светясь в полумраке, стояли сакуры — давно переросшие и мешающие друг другу, с потресканной корой, одичавшие — они все равно бурно цвели, хотя больше напоминали здесь, в чернилах ночи, поминальные венки.

Ползти через грязную канаву обратно не хотелось — Нарифуми пошел вдоль высокого забора в надежде найти калитку или ворота, и через несколько минут оказался у самого дома. Сначала он почувствовал запах, а потом увидел, как от массивной крыши в небо уходит струя дыма. Кто мог разжечь огонь в брошенном доме? Наверное, нищие забрались и теперь согреваются, устроившись на ночлег. С ними лучше не связываться. Но только он двинулся дальше, как по дорожке за ним мелькнула тень.

Драться совершенно не хотелось, потерять деньги и одежду. Но это была девушка. Очень худая, с заплаканным лицом и совсем не похожая на бездомную. Она вцепилась Нарифуми в рукав и сквозь рыдания бормотала что-то несвязное. Нарифуми дернул один из поваленных бамбуковых стволов — он легко вывернулся из подгнившего корня, и пошел к дому.

Девушка уже стояла в дверях и ждала. Она с удивлением посмотрела на палку и заплакала еще громче. И удивился… Это был жилой дом. Огромный, запущенный, но жилой. Внутри он казался еще больше, его пространство, почти без перегородок, было скорее похоже на внутренность храма, где алтарем, далеко в глубине, служила выгороженная тканью массивная кровать.

Пол в доме не был выстлан татами — он был из широких досок черного полированного дерева. Девушка скинула дзори со стельками из сухой травы игуса и, мягко ступая, быстро пошла. В кровати лежала огромная и очень белая женщина. Она тяжело дышала, к высокому в испарине лбу прилипли мокрые пряди волос.

Но что удивило Нарифуми больше всего — больная не была японкой. Она мне не простит Мадам мне не простит. Пока он говорил по телефону, девушка встала на колени у кровати и гладила руку больной.

Зорге. Под знаком сакуры

Похоже было, что она работала здесь прислугой и болезнь хозяйки до смерти напугала. Скоро позвонили из машины скорой помощи и попросили открыть ворота, так как они заперты изнутри. Нарифуми сказал об этом девушке, но она продолжала рыдать, тогда Нарифуми побежал.

Тяжелые ворота были закрыты на огромный засов. Слега сначала не поддавалась, но когда Нарифуми окончательно разозлился, сдвинулась с места. Ворота тоже открылись с трудом.

Нарифуми дергал их толчками, безжалостно разрывая плющевые путы. Наконец машина подъехала к дому. Персонал возился над больной. Доктор распорядился прикатить носилки. Девушка опять вцепилась в рукав Нарифуми и завизжала хриплым голосом, что Мадам увозить нельзя! Она визжала и плакала. Нарифуми подошел к одному из докторов. Наверное, на какой-то препарат. Мы сделали ей укол. И заполните вот эту форму Нарифуми протянул бумагу девушке.

Она совсем забилась в истерике, — тогда анкету заполнил Нарифуми и протянул врачу. Девушка находилась в состоянии, близком к обмороку. Она только повторяла, что если Мадам вынесут из дома — Мадам умрет. В конце концов доктор выписал несколько рецептов.